Здесь на Кипре мне постоянно приходится слышать, как мужчины-киприоты критикуют женщин-киприоток. Главный аргумент – киприотки стали слишком независимыми и требовательными, они настроены феминистически, больше не готовы считаться с потребностями и желаниями мужчин и с ними невозможно построить нормальную семью. Киприотки тоже не отстают, высказывая порой не самые лестные суждения о мужчинах-киприотах. Как сказал мне один мой знакомый, своих мужчин киприотки нередко называют villagers on donkeys или деревещина на ослах.

Такие непростые взаимоотношения между полами выливаются в то, что каждый год на Кипре регистрируется большое количество браков между киприотами и иностранками. Киприоты охотно женятся на женщинах других национальностей, более приверженных традиционным семейным ценностям. Киприотки тоже выходят замуж за иностранцев, хотя, конечно, пока еще реже, чем это делают киприоты.

Аналогичная ситуация начинает складываться и в Новой Зеландии. Учитывая удаленность и некоторую оторванность страны от остального мира, она пока еще не приобрела такого размаха, как на Кипре, но, тем не менее, число межнациональных браков в Новой Зеландии неизменно растет. Особенно часто можно встретить пары в которых мужчина – новозеландец, а девушка – азиатка.

Кадр из новозеландского фильма "My wedding and other secrets"

Кадр из новозеландского фильма "My wedding and other secrets"

Буквально недавно мне на глаза попалась статья в блоге EuroAsia: Language, Culture and Travel, где как раз-таки анализируется эта тенденция. Статья правда не самая свежая – за 2008 год, но, несмотря на это, существующие реалии она описывает точно. Поэтому я хочу привести здесь некоторые выдержки из нее вперемешку с моими собственными наблюдениями.

Автор статьи – Кен Леонг (Ken Leong) – китаец, живущий в Окленде. Среди друзей Кена много межнациональных пар, и это, как он поясняет, связано с тем, что каждый четвертый житель Окленда – иностранец. На основе личных наблюдений, в частности, за знакомыми парами, состоящими в межнациональном браке, Кен сделал ряд любопытных выводов.

Читать запись полностью »

Продолжение рассказа. Начало читайте здесь: Миллионеры по-новозеландски и по-кипрски – часть 1

Антонис – добровольное рабство или дело жизни и призвание?

Только находясь вдали от дома, погружаясь в быт другой страны, получаешь возможность по-настоящему осознать все многообразие жизни и понять, что твой привычный взгляд на вещи отражает лишь очень малую часть реальности. Знакомство с Антонисом – крупным землевладельцем из Ларнаки заставило меня в очередной раз об этом задуматься.

С Антонисом меня познакомили друзья. Как я уже писала в первой части рассказа, ему 62 года, он женат и имеет двоих (точнее имел до смерти старшего сына) детей. Этот человек с первых же минут знакомства поразил меня до глубины души. И вот почему.

Миллионеры по-новозеландски и по-кипрски Еще до знакомства мне представили его как King of the area – «Короля местности». Под этим друзья имели в виду, что этот человек действительно очень богат. Ему принадлежат гектары земли на побережье в деревне неподалеку от Ларнаки, у него огромное поголовье скота – куры, овцы, козы, свиньи и прочая живность, а также большой дом в деревне и еще уйма различных сельскохозяйственных построек. В общем, если оценить все его имущество в материальном эквиваленте, получится внушительная сумма.

Другой на его месте наверное жил бы в свое удовольствие, не слишком напрягаясь, путешествовал бы по миру, занимаясь каким-нибудь хобби, и нанял бы людей, которые работали на его плантациях. Учитывая его возраст и материальное положение, он вполне мог бы позволить себе просто руководить процессом. Но не таков оказался Антонис.

Мне рассказали, а впоследствии он и сам это подтвердил, что в течение практически всей жизни он каждый день приезжает на свою плантацию и работает там с утра до вечера, самостоятельно выполняя всю без исключения необходимую работу – ухаживает за скотом, работает на участке, обрабатывая посадки, коих весьма большое количество – арбузы, плодовые кактусы, бамия, оливки и много чего еще. Огромные в несколько гектаров территории с посадками различных сельскохозяйственных культур, которые он выращивает на продажу, большое поголовье скота – и это не говоря уже о том, что в любом хозяйстве всегда есть куча мелкой, но необходимой работы, которую нужно сделать. Единственная его помощница – девушка из Камеруна, которая так же, как и он с раннего утра и до поздней ночи вкалывает на участках. И все! Ни жена, ни сын ему практически не помогают. Причем, как говорит сам про себя Антонис, за последние 40 лет не было ни одного дня, когда он не приехал бы на плантацию. Каждый день ни свет, ни заря – он уже там.

Только вдумайтесь в это! И ведь Кипр – это не Россия. Здесь субтропический средиземноморский климат, а лето очень жаркое и засушливое. В июле – августе температура частенько бывает под 40 ºС при полном отсутствии дождей. Солнце порой палит и жарит так, что если находишься не в тени, чувствуешь себя словно на раскаленной сковородке. И вот в таких условиях кипрский миллионер Антонис работает на плантациях, и мало того – нередко даже в то время, когда другие киприоты устраивают себе сиесту. Работает так, как когда-то работали рабы на плантациях хозяев.

Читать запись полностью »

Наверное всем хорошо известно, что богатых людей на Западе от богатых россиян отличает простота в общении. Если в России так называемая элита стремится всеми возможными способами оградить себя от контактов с простыми смертными – жизнь за высоким забором, охрана, тонированные стекла машин, закрытые клубы и вечеринки, то на Западе все наоборот. Люди с миллионными состояниями порой ведут себя так, что при взгляде на них со стороны едва ли подумаешь, что перед тобой состоятельный человек, а уж тем более миллионер. Они одеваются просто и не броско, ездят на ничем не примечательных, нередко подержанных машинах, а в круг их знакомых попадают люди самых разных социальных слоев и материального положения.

Так получилось, что и в Окленде, и в Ларнаке на Кипре, где я сейчас живу, мне выпала возможность пообщаться с двумя такими людьми – действительно очень богатыми и состоятельными. Один из них – бывший шахматист высокого класса, а в настоящее время бизнесмен и книгоиздатель – с ним я познакомилась в Окленде. Второй – очень крупный землевладелец, которому принадлежат огромные участки земли и немалое количество недвижимости на побережье неподалеку от Ларнаки. Оба оказались людьми весьма колоритными и неординарными, и оба, как вы уже наверное догадались, плохо вписываются в традиционные рамки представления русского человека о миллионерах.

Миллионеры по-новозеландски и по-кипрски Мои истории, естественно, не претендуют на какую бы то ни было репрезентативность. Это скорее просто короткие зарисовки о двух совершенно разных людях, не более. Но, думаю, они будут интересны и, прежде всего, конечно, девушкам. Ведь многие русские девчонки мечтают о браке с миллионером-иностранцем, но не всегда представляют себе, какой будет жизнь с таким мужчиной.

Итак, собственно герои – Мюррей – киви, проживший много лет в Англии, и имеющий британское гражданство. И Антонис – киприот из Ларнаки. Возраста оба приличного, если точнее – первому – 51 год, второму – 62. Мюррей дважды был женат, и из опыта семейной жизни вынес весьма циничное отношение к браку и женщинам. Живет один, детей нет.

Антонис женат и в настоящее время, однако брак у него скорее номинальный, жену он видит редко, как и сына, который живет практически самостоятельно (я говорю «практически», так как у киприотов традиционно близкие отношения между детьми и родителями и родители обычно весьма активно вмешиваются в жизнь своих даже уже взрослых детей). Всего детей у Антониса двое, но старший сын умер за несколько месяцев до нашего знакомства. Как и у Мюррея, брак у Антониса не первый, и наличие жены совершенно не мешает ему заводить разнообразные интрижки на стороне. Причем, что интересно, жена даже в курсе некоторых из них, но дальше скандалов дело не пока не доходит.

Читать запись полностью »

Знаете, раньше мне никогда не приходила в голову мысль сравнивать Кипр с Новой Зеландией. Думаю, это потому, что на первый взгляд кажется, что эти две страны слишком разные, чтобы проводить между ними какие-то параллели. Точнее, если пытаться выискать нечто общее, это «нечто» найдется всегда. Но обычно заниматься подобными вещами даже в голову не приходит, если изначально не видишь особого сходства.

Теперь же, живя на Кипре, я невольно задумалась над этой темой. И вот оказалось, что если приглядеться, то у киви и киприотов не так уж и мало общего. И главное – это, безусловно, расслабленность и неторопливость образа жизни, которые характерны как для тех, так и для других.

Как и в Новой Зеландии, на Кипре никто никуда не спешит. То есть, конечно, везде есть бизнесмены и бизнесвумен, живущие в бешеном ритме. Однако для подавляющего большинства людей время и здесь, и в Новой Зеландии течет размеренно.

Уличное кафе в Ларнаке.

Как и киви, киприоты встают рано (обычно это 6-7 часов утра, иногда и раньше) и также рано ложатся (около 10-11 вечера). Различные государственные учреждения начинают работать с 7.30 утра, а в 14.30 (особенно в летнее время) многие уже закрываются. Правда если говорить о режиме дня в целом, между новозеландцами и киприотами все же есть отличие. В то время, как многие новозеландцы в дневной перерыв занимаются фитнесом, у киприотов из-за изнуряющей (прежде всего летней) жары сложилась традиция устраивать в дневное время сиесту – т.е. послеполуденный отдых. За эти пару часов, если, конечно, речь не идет об офисном служащем, киприот вполне может придти домой и слегка вздремнуть прежде, чем снова приняться за работу. Ну а после окончания сиесты некоторые жители острова зачастую работают всего пару часов, из-за чего у туристов порой складывается впечатление, что они не работают вообще, а жизнь на Кипре – одна сплошная сиеста.

Читать запись полностью »

В последнее время я живу на Кипре. И, так или иначе, невольно сравниваю этот маленький островок в Средиземном море с Новой Зеландией. Именно поэтому следующие несколько статей в этом блоге будут посвящены теме Новая Зеландия vs Кипр.

Заранее прошу простить меня за некоторую сумбурность этих заметок. Это не глубокий анализ, а просто лишь общие впечатления, которые сложились у меня после нескольких месяцев жизни на Кипре. Окажутся ли они самыми правильными, покажет будущее.

Итак, Новая Зеландия и Кипр – много ли у них общего? Этот вопрос я не раз сама себе задавала. Для меня лично сходство этих двух стран состоит, прежде всего, в том, что и там, и там я сразу же почувствовала себя как дома. Культуры Новой Зеландии и Кипра, хотя и весьма различные, обе мне близки и понятны. В них нет практически ничего, что вызывало бы у меня отторжение и неприятие или казалось бы совершенно чуждым как, например, в культурах Германии, Японии или, скажем, Египта.

Променад Финикудес, Ларнака

Променад Финикудес, Ларнака

Когда я пишу “чуждым”, я не вкладываю в это слово негативного подтекста. Это только лишь мои субъективные ощущения, не носящие оценочного характера. Так, например, меня всегда восхищала культура Японии, ее красота и утонченность, мне нравится манера поведения японцев, нравится их язык, а после поездки в Новую Зеландию у меня появилось несколько замечательных друзей среди японцев, с которыми я поддерживаю отношения до сих пор. Однако я уверена, что я никогда не смогла бы полностью адаптироваться к жизни в такой стране как Япония. Это, что называется, просто “не мое”. И такое впечатление после посещения Японии, полагаю, появляется у многих людей, воспитанных в русской культуре. Безусловно, не у всех. Все люди разные, и я лично знакома с русскими, которые превосходно чувствуют себя, живя в самых экзотических странах. Однако я говорю сейчас о большинстве.

Так вот, в этом смысле, Новую Зеландию и Кипр объединяет то, что обе эти страны, в принципе, объективно достаточно близки России с точки зрения культуры и менталитета. А кроме того, вполне дружественны в отношении мигрантов. В обеих этих странах отношение к иностранцам весьма лояльное, что позволяет приезжим легче войти и ассимилироваться в местное общество. Отсюда и ощущение комфорта, чувство, что ты здесь как дома, которое испытывают многие, когда приезжают на Кипр или в Новую Зеландию.

Безусловно, это во многом связано с тем, что Новая Зеландия – это страна мигрантов, а Кипр – страна, живущая за счет туризма и имеющая солидный доход от продажи иностранцам недвижимости. А потому и там, и там жители давно привыкли жить бок о бок с приезжими из разных стран. Однако эта причина отнюдь не единственная. Да и, конечно, было бы весьма наивным полагать, что иностранцев здесь, на Кипре, или в Новой Зеландии всегда встречают с распростертыми объятиями. Безусловно нет. И такие явления как ксенофобия, неприятие приезжих, зачастую более активных и успешных, которые своим напором и хваткой отбивают у местных рабочие места или парней (в случае если речь идет, скажем, о многочисленных женах и подругах-иностранках киприотов) всегда будет присутствовать. Деление на “свой-чужой” тоже имеет место быть и изжить его совсем наверное в принципе невозможно. Что же касается Кипра – один мой знакомый киприот даже сказал о своих соотечественниках: “Мы, киприоты – ужасные расисты”. Это заявление поначалу показалось мне очень странным и неожиданным. Но немного поразмыслив на эту тему, я поняла, что оно, пожалуй, справедливо. И вот почему.

Читать запись полностью »